Собственное мнение - это уже собственность

Разделы сайта:

Цитаты:
IMHO рекомендует©
Mario Games

Календарь:

Архив новостей:

Статистика:

 

  Корпорации не остановятся! (Подготовка к Большой Войне) Автор: Al13    4-04-2011, 13:05    Категория: IMhO  
Войн между государствами случайных не бывает, слишком дорогое удовольствие, бывают случайно подвернувшиеся поводы, которые при ближайшем рассмотрении оказываются хорошо спланированными провокациями. Как не бывает и войн, где ничего не делят.

На заре человечества войны велись для захвата охотничьих угодий, что свойственно любым хищникам, для грабежа чужого стойбища и для захвата рабов, что свойственно уже только человеку. Цели были откровенны, но идеологическое прикрытие войн присутствовало всегда, шаман вещал – духи велели благородным длинноносым презирать и грабить подлых коротконогих. Не обязательно было ввязываться в драку, мест, куда можно откочевать, в те времена существовало множество. У феодала выбора уже не было, ему приходилось быть постоянно вооруженным до зубов и постоянно воевать за свой кусок. Сегодня любой наш бизнесмен знает, как предлагают «защиту бизнеса» за умеренную плату, а в силу этого многие отеческие древности предстают для него в несколько ином свете. И в Англии пару сотен лет никак не получалось дружинам эрлов (знатных людей) навязать «защиту бизнеса» керлам (свободным общинникам), так как керлы были вооружены не хуже эрлов. Помогли сородичи принца датского, начавшие с 8-го века постоянные набеги на англосаксов, организовав непрерывные бесчинства и грабежи, и англосаксам пришлось сбиваться в более тесную стаю, естественно, под руководством эрлов.

Японией с 1603 по 1867 правили сегуны из дома Токугава. Во времена их правления японцы создали свои лучшие культовые произведения, включая литературный образ самурая. Фрэнсис Фукуяма пишет о тех райских днях – «ни высшие, ни низшие классы не боролись друг с другом». Выглядело это примерно так – за 1601-1867 годы произошло 1640 крупных крестьянских восстаний, крупное восстание каждые два месяца. Японские крестьяне покорны лишь в голливудских фильмах. Хотя английские крестьяне их переплюнули, те два раза захватывали свою столицу, Лондон. Увеличить свой постоянный доход феодал мог только за счет соседа, отобрав у него землю и крестьян, а это опять война, не только с крестьянами, а еще и с соседом. Феодалы непрерывно воевали. А рыцарские романы, в которых феодалы-рыцари только и делают, что защищают обездоленных, писали поначалу исключительно сами рыцари, и легенды о рыцарях они же сами и сочинили.

Капитализм внес свою лепту в развитие войн, при нем войны стали мировыми.

1. Битва за «маржу».

Маржа – в общерыночной терминологии – разница между ценой и себестоимостью.

Третья мировая война началась в начале прошлого века, в 1917-м году в Мексике. Если быть совсем точным – было положено начало цепочке событий, которые затем с железной неизбежностью приведут к «горячей мировой войне».

Национализация. В 1910 году в Мексике компания англичанина сэра Пирсона открыла крупнейшее месторождение нефти в мире – „Потреро дель Ллано 4“ (здесь и далее, рассказывая о нефтяном бизнесе, мы будем опираться в основном на книгу Дэниела Ергина «Добыча»). К началу 20-х Мексика стала второй, после США, нефтедобывающей страной в мире, она обеспечивала 20 процентов потребности США в нефти. Как говорил мексиканский диктатор Диас – «Бедная Мексика: так далеко от Бога, и так близко к Соединенным Штатам». В 1911-м году диктатор Диас был свергнут. Иностранный капитал владел 90 процентами нефтяных ресурсов Мексики, но в принятой в 1917-м году конституции провозглашалась национализация недр. В 1918-м сэр Пирсон продал свою «Мексикэн игл» и ретировался от «сменяющих друг друга мексиканских режимов». Американские нефтяные компании требовали от правительства США военной интервенции для защиты своих прав частной собственности, мексиканское правительство готовилось поджечь месторождения в случае вторжения США. В 1920-м году большевики национализировали Бакинские нефтяные месторождения, а работников нефтедобывающей компании Нобеля судили как шпионов. Национализация, проведенная мексиканскими и российскими революционерами, стала первой ласточкой битвы за «маржу» в мировом нефтяном бизнесе.

Концессии. Нефтяной бизнес перекочевал в Венесуэлу, где правил свирепый диктатор Гомес, а законодательный орган состоял наполовину из генералов. В Каракасе приняли закон о концессиях, о передаче земли в полное пользование иностранным компаниям за мизерную арендную плату. К 1929-му году Венесуэла заняла место Мексики, стала второй нефтедобывающей страной в мире. Гомес умер в 1935 году, оставив после себя нищету и разруху. Новое демократическое правительство приняло в 1943 году закон о нефти, где провозгласило новый принцип дележа – «50 на 50», прибыли компаний должны стать равными доходам правительства. В 1945-м году к власти пришла хунта, в 1947-м ее сменило новое правительство, которое было свергнуто военными в 1948-м. Как писали советские авторы – за генералами, полковниками, хунтами и переворотами стояли интересы нефтяных монополий.

Принцип «50 на 50». В 1949-м году прибыль компании Арамко «в 3 раза превосходила доходы самой Саудовской Аравии от концессии». Даже американская казна в качестве налогов, за разрешение продавать саудовскую нефть на своей территории, получала больше (43 миллиона долларов), чем казна Саудовской Аравии в качестве уплаты за концессию (39 миллионов), разрешая забирать американцам свою нефть. Аналогичным образом обстояло дело с прибылью «Англо‑иранской нефтяной компании», с величиной налогов в казну Британии и с платой за концессию Ирану. Венесуэльцы перевели свой договор (принцип «50 на 50») на арабский язык. В 1950-м году Саудовская Аравия добилась подобных же условий от Арамко. Стал требовать пересмотра соглашений Кувейт. Иран в 1951-м, Ирак в 1952-м перевели свои договора на принцип «50 на 50». В 1969 году в Ливии группа молодых офицеров во главе с Каддафи свергла монархию, Совет революционного командования увеличил долю отчислений в казну с 50 до 55 процентов. Шах Ирана в том же году последовал примеру Ливии. Венесуэла повысила свою долю до 60 процентов от прибыли нефтяных компаний.

Национализация. В начале 70-х над нефтяными компаниями нависла угроза полной национализации. Ергин – «В качестве альтернативы национализации и полному владению была придумана концепция „участия“. . . Алжир, даже без видимости переговоров, забрал 51 процент собственности во французских нефтепромыслах. . . Венесуэла приняла закон, по которому все концессии после истечения их срока в начале восьмидесятых переходят к правительству. . . Ливия забрала свыше 50 процентов нефтедобычи итальянской государственной нефтяной компании». В 1975 году о полной национализации объявил Кувейт, в 1976 году была национализирована нефтяная промышленность в Венесуэле, произошла национализация и в Саудовской Аравии.

Нефтяное эмбарго. Ни блокада Насером в 1956 году Суэцкого канала, ни 6 дневная арабо-израильская война 1967 года и последующее нефтяное эмбарго не смогли обрушить рынок нефти. Но начавшаяся в октябре 1973 года очередная арабо-израильская война протекала уже в ином мире – к 70-м годам в мировой нефтедобыче спрос сравнялся с предложением, прозвучал первый звонок – мировые запасы нефти не безграничны. Ергин – «Объявленная цена поднялась с 1,80 доллара в 1970 году до 2,18 долларов в 1971 году, в 1973 году в середине года она составляла 2,90 доллара, в октябре – 5,12 доллара, в конце декабря – 11,65 доллара. Так в результате двух повышений – в октябре и декабре – она повысилась в четыре раза. . . После двух десятилетий обсуждений и нескольких неудавшихся попыток нефтяное оружие было в конечном счете успешно применено. Результаты оказались не просто убедительными, но ошеломляющими». На заправках США не было бензина, Англия, чтобы выйти из-под эмбарго, выступила с поддержкой арабской политики, следом предала Япония, развитые страны были поставлены на колени. Из-за повышения цены на несколько лет в странах Запада последовал глубокий экономический спад. ВВП США с 1973 по 1975 годы упало на 6 процентов!

Иран. В начале 1979 года из Ирана бежал шах, власть в стране захватили религиозные фанатики во главе с Хомейни. В конце года фанатики заняли американское посольство, весной 1980 года американский спецназ предпринял попытку освобождения заложников, а осенью 1980 года на Иран напал Ирак, началась бесконечная война. Ергин – «А от Ирана, словно эпицентра землетрясения гигантской силы, по всему миру прокатилась сейсмическая волна. . . изменились все отношения и связи. Эта волна принесла и второй нефтяной шок, подняв цены с 13 до 34 долларов за баррель».

Биржа. В начале XX века в Мексике нефтяные компании владели нефтяными месторождениями на правах полной собственности. Вся «маржа» от продажи нефти доставалась им. В Венесуэле, в Иране и в других странах Персидского залива компании платили копейки за концессии, их плата за нефтяные ресурсы была меньше, чем налоги в своих странах. Нефтяная «маржа» достававшаяся компаниям была в разы больше оставляемой хозяевам нефти, а договора о концессиях заключались на 60 лет. В 50-х годах экспортеры нефти из стран третьего мира попытались отвоевать себе половину «маржи» у западных компаний (принцип «50 на 50»). Закончилось все полной национализацией в середине 70-х. «Маржа» грозила полностью ускользнуть из «цивилизованного мира». Ответный ход был – фьючерсы. Цену у стран-экспортеров сбивали до минимума, а затем на нее накручивалась спекулятивная цена покупок-перепродаж. Ергин – «Был отмечен случай, когда один груз перепродавался 56 раз подряд». И «маржа» вновь оседала в «цивилизованном мире». Ранее на Нью-Йоркской товарной бирже торговали молочными продуктами и яйцами, а основной оборот обеспечивала торговля картофелем. В 1983 году товарная биржа ввела фьючерсы на сырую нефть. Вот там и стала оседать «маржа» от перепродаж нефти, в частном клубе избранных, допущенных до торгов на бирже. В настоящее время фьючерсами торгуют 4 биржи, Нью-Йоркская, Лондонская (в 2001 году куплена американской компанией, за которой стоят монстры Goldman Sach, Morgan Stanle и BP), Сингапурская и Токийская биржи (обеспечивают местных потребителей).

Доллар. Торги нефтью ведутся на мировых биржах исключительно за доллары, что обеспечивает огромный кредит американской экономике. Но в 2000 году Садам Хусейн объявил, что переходит в торговле своей нефтью исключительно на евро, а вскоре Хусейн решил обзавестись и своей нефтяной биржей, где смогли бы продавать нефть и другие арабские страны. Американские войска вошли в Ирак весной 2003 года. Следующим дал обещание создать нефтяную биржу и торговать на ней в евро Иран. США начали готовиться к войне с Ираном.

В России при Ельцине начинали с концессий, когда западные «партнеры» платили копейки за добытую нефть, а то мы им и должны оставались. Затем при Ельцине заговорили о разделе продукции, о переходе на принцип «50 на 50». При Путине перешли на долевое участие в проектах, например, участие Газпрома в проекте Сахалин-2. Потихоньку дело сдвигается к полной национализации нефтяной и газовой отраслей. В начале 2006 года Владимир Путин предложил организовать в России биржу для торговали российской нефтью и газом и торговать на ней за рубли. Отношения с США испортились окончательно.

Петля вокруг нефтяного бизнеса сжимается все сильнее. В отчете компании British Petroleum за 2003 год утверждается, что нефти в мире осталось на 41 год. Естественно, делить остатки будут «по справедливости», кто-то получит нефть, а кому-то уже в ближайшие годы достанутся от мертвого осла уши. Есть подозрение, что отчеты ведущих арабских нефтедобывающих стран о разведанных запасах сфальсифицированы, так как в них количество добытой нефти в точности совпадает с вновь разведанными запасами. Арабские страны делают это, чтобы выбить себе в ОПЕК большую долю для продажи нефти. Явно сфальсифицированы российские отчеты по запасам нефти и газа. Эксперты Немецкого Института экономических исследований DIW пишут – “Существующие [в России] резервы газа и нефти через десятилетия кончатся, если их производство будет идти нынешними темпами”. Но российские правительственные казнокрады подписывает все новые и новые долгосрочные контракты.

2. Рынок и природный ресурс.

Еще на заре автомобильной эры шли разговоры о возможном истощении запасов нефти. Ергин – «Цена сырой нефти Оклахомы выросла с 1,20 доллара в 1916 году до 3,36 в 1920 году». В 1924 году нефтяной магнат Гарри Догерти в письме президенту США Кэлвину Кулиджу писал о будущем «грандиозном Дефиците». Но, начиная с 1926-го, были открыты крупные месторождения вначале в Оклахоме, затем в Западном Техасе. А в 1930-м в Восточном Техасе забили первые фонтаны месторождения «Черный гигант». Ергин – «. . .цены упали, затем упали еще. В 1926 году в Техасе они достигали 1,85 доллара. В 1930 году они составляли в среднем около доллара за баррель. К концу мая 1931 года цена упала до пятнадцати центов за баррель, а часть нефти продавалась по шесть центов. Бывало даже, что в случае нужды нефть шла по два цента». Ергин – «Нефтяной потоп, пришедший из Восточного Техаса, означал „конкурентное самоубийство“ для всей нефтяной отрасли». Еще в 1927 году один из капитанов нефтяного бизнеса писал – «Индустрия не способна помочь себе сама. Нам должно оказать помощь правительство». Чтобы удержать цены, пытались ограничить добычу. Железнодорожный комитет Техаса вводил нормы на рационирование добычи, а губернатор штата посылал к скважинам национальных гвардейцев, объявив штат в «в состоянии мятежа». Совладало с ситуацией только правительство Рузвельта, начав определять квоты на добычу для штатов. Цена в десяток центов за баррель грозила разорением нефтяной индустрии, но сами нефтяники остановиться не могли, у рынка не оказалось для этого механизма, потребовалось решение извне, на политическом уровне. За крахом нефтяной индустрии неизбежно последовал бы период дефицита и скачка цен на нефтепродукты вверх, затем очередной бум нефтедобычи, после опять падение цен на нефть, и новая череда разорений нефтяников.

Переизбыток нефти плохо, а что будет, если нефти станет не хватать? В 1973-м году эмбарго арабских стран привело к прыжку цен в 4-е раза, после иранской революции 1979 года цена на нефть подросла еще более чем в 2-а раза. Результирующий рост цен – с 2,9 до 34 долларов за баррель. Ергин – «Общим следствием был глубочайший со времени Великой депрессии спад». Возвращение угля, повышение роли газа, ускоренное развитие атомной энергетики, общенациональные программы экономии энергии (американцам удалось увеличить эффективность использования нефти на треть, японцам в два раза), привели к резкому уменьшению зависимости от нефти. ОПЕК «пошла по пути, выбранному Техасской железнодорожной комиссией – регулирования объема нефтедобычи с целью сохранения цены». Но при повышении цены на нефть в 10 раз возросла окупаемость разведочных работ, забили новые фонтаны нефти вне стран ОПЕК. И цена на нефть стала падать, в 1986 году произошел обвал цен (в аккурат в горбачевскую перестройку). Ергин – «В июле 1986 года сырая нефть Персидского залива шла по 7 или ниже долларов за баррель». Из-за малой цены страдали не только бюджеты стран ОПЕК, но и американские нефтяные компании, нефтеперерабатывающее производство. Пришлось в дело вступать политикам стран экспортеров и импортеров нефти. Новая «справедливая цена» была назначена политиками в 18 долларов за баррель.

Ученые исследовали документы 19-го века старейшей канадской компании по добыче пушнины. Выяснился интересный цикл. Большое количество лисиц приводило к резкому снижению количества зайцев. Уменьшение зайцев, основной пищи лисиц в тех краях, приводило к гибели рыжих хищниц от голода. Малое число лисиц позволяло зайцам вырастить большое потомство. Улучшение дел с пищей вело к росту популяции лисиц, и цикл начинался с начала. По подсчетам ученых колебание численности лисиц за цикл достигало 5-ти кратного, а у зайцев и того более. Это и есть модель идеального рынка, где зайцы – неудовлетворенные рыночные потребности, а лисицы – промышленность, питающаяся этими потребностями. Никакая нормальная работа и развитие промышленности не возможны в условиях непрерывных взлетов и падений основного спроса в разы, необходим внешний политический механизм стабилизации рынка. Есть еще один путь – создание бесконечного рынка потребностей (бесконечного количества зайцев), что и пытаются сегодня создать на Западе, внедряя рекламой искусственные потребности.

Как мы увидели на двух примерах, рынок сам по себе способен сделать ситуацию не управляемой, совершить «конкурентное самоубийство». Рынку нужны внешние политические ограничители. Капиталистический рынок сам по себе хорошо работает только в очень ограниченной области – если определяющим в эффективности производства является труд людей. Например, сельское хозяйство к рыночным производствам не относится из-за решающего влияния климата и почв, с-х, как и нефть, основано на изъятии природной «маржи», а без нее (плохие климат и почвы) может выжить в современном рыночном мире только в условиях таможенных барьеров, разного рода дотаций. Если есть избыток производства продуктов питания, то прибыль у местных производителей, не имеющей природной «маржи», быстро станет нулевой и это разрушит местное сельское хозяйство. Что мгновенно и произошло в сельском хозяйстве России в начале 90-х, и превратился в зону нищеты когда-то богатейший Кавказ (стали никому не нужны кавказские фрукты, после их превращения в обычный рыночный товар). Если же производство продовольствия станет меньше спроса (значительную часть урожая пустят на биотопливо), произойдет резкий скачек цен, и производители продуктов питания станут изымать в свою пользу львиную долю «прибавочной стоимости» общества, возьмут общество за горло.

Цены хоть на нефть, хоть на продукты питания, исключительно политически договорные. Причина – в них велика доля природной «маржи», которую всегда делили военно-политическими методами.

Первая пятерка стран – должников (по данным “The World Factbook”, CIA)

Корпорации не остановятся! (Подготовка к Большой Войне)

Главные потребители нефти – самые развитые страны, вчера еще вполне благополучные, но сегодня увеличивающие свой внешний долг от 15 до 27 процентов в год. Если в 2002-м году весь совокупный долг всех стран – должников в мире был равен . . . 2 триллиона долларов, то сегодня наиболее развитые страны за год берут триллионы в долг. Такое впечатление, что никто и не собирается отдавать эти долги, готовится что-то совершенно другое, и они об этом прекрасно знают, просто нам забыли сообщить. Страны Запада не способны платить выше 30-ти долларов за баррель, у них буксует экономика, а в 2003-м цена барреля нефти сорвалась с цепи, сегодня она доходит и до ста долларов. Так не может больше продолжаться, это неизбежная война. Может, именно ради нее расширяют НАТО, и срочно готовы принять в НАТО даже Украину? Нужно новое пушечное мясо для отправки в Персидский залив?

3. Корпорации.

Вы когда-нибудь на работе открыто, в лицо, критиковали большое начальство? А не пробовали публично заявлять о вреде для общества деятельности вашей организации, корпорации? Это все равно, что плевать против ветра. Не важно, что вы думаете о своем начальнике или о своей корпорации, вы обязаны подчиняться правилам, иначе быстро потеряете место у кормушки. Джон Перкинс, автор нашумевшей «Исповеди экономического убийцы», назвал корпорации новым видом разумной жизни, вне-биологическим и враждебным человеку. Перкинс прав. Душа большой корпорации – аналитический отдел, придумывающий все новые методы извлечения все большей прибыли, принимающий решения мозг – совет директоров, нервная система – сонмища менеджеров корпорации, и обязательно наличествуют антитела из отдела безопасности корпорации. Не будет кто-то из них выполнять свои функции – окажется на обочине. Тот же закон железно действует и для клана капиталистов, для их общественной корпорации, для их класса (вместо аналитических отделов – клубы, вместо советов директоров – правительственные и парламентские комитеты). Если существенно наступите на интересы всего клана, вас съедят, найдут как.

Простые люди пытаются судить о власти по личности ее главы, люди наивны, чтобы понять логику власти, нужно знать интересы стоящих за ней корпораций. Даже диктатор представляет интересы конкретных корпораций, если он этого изначально делать не будет, к власти и на полметра не подойдет. Знаменитые репрессии 37-го в СССР – не более чем ожесточенная война за власть между несколькими корпорациями. Выиграла корпорация, которую возглавлял Сталин, проигравших назвали агентами империализма. Сегодня в России борются за власть и доход корпорация высшего чиновничества, корпорация местных олигархов, не смогших договориться с Западом о неприкосновенности ими наворованного, и корпорация олигархов-западников, смогших договориться, так как имеют на Западе родню, членов тамошних могущественнейших кланов-корпораций. Все эти либерализмы, патриотизмы, не более чем спектакль для плебса, для нас с вами, выгодно будет – они все завтра станут китайцами. И показное их сегодняшнее повальное православие глубоко лицемерно, члены наших корпораций власти, включая верхушку РПЦ, искренне могут верить только в дьявола (в злато). Именно поэтому в 1991-м у ГКЧП не нашлось ни одной (!!!) роты спецназа верной присяге, чтобы разогнать митинг у Белого Дома, снять Ельцина с танка и отправить в кутузку. Это не было в интересах корпораций власти, приступивших к распилу страны. ГКЧП было обречено изначально. А в 1993-м у Ельцина нашлись и верные спецназовцы и верные танкисты, не побоявшиеся расстрелять из танков высший политический орган страны. Причина – таковы были интересы корпораций власти. Речь идет об интересе, выгоде, всего клана власти, а кто противопоставляет свою личную выгоду этой общей, его расстреливают из танков.

Человечество научилось создавать корпорации, но не контролировать их. Нельзя поменять характер деятельности больших корпорации изнутри, а только при условии изменения внешних правил игры, когда корпорациям будет выгодно иное поведение, или они погибнут. Но кардинально изменить правила игры в обществе можно единственно при помощи замены у власти корпораций с одним интересом, на корпорации с другим интересом, и никак иначе. Даже Христос ничего не смог изменить в этой игре интересов – «богу богово, а кесарю кесарево». Изначально гуманистической учение Христа затем было приватизировано новыми корпорациями власти, и стало использоваться для целей подавления и господства. По большому счету, так как все мы родом откуда-нибудь, и это что-то имеет черты корпоративные в том числе, пусть черты и маленькой, но корпорации, то мы привыкаем, так удобнее, считать интересы своей корпорации сутью устройства мира и своим личным мнением, и вполне искренне так считаем. Мы всегда часть чего-то, «атомарный индивид», как и его «разумный выбор», не более чем теоретическая абстракция, плохо пригодная для реальной жизни. Редко кто способен иметь свое личное мнение противоположное интересами своей корпорации. Человек слаб. Да и выжил бы он, имей на все свое личное независимое суждение? По крайней мере, такому человеку было бы очень одиноко.

Могут ли американские корпорации остановиться, прекратить толкать мир к пропасти? Нет, не могут. Только после того как разразиться чудовищный кризис, только на обломках старого мира может вырасти что-то новое, может что-то измениться кардинально. И не важно, насколько отдельные члены корпораций видят опасность и не согласны с происходящим, они пленники, заложники, общего корпоративного интереса, и чтобы сохранить свое место под солнцем сегодня, будут готовить гибель на послезавтра, а уж оправдание себе человек всегда найдет – такова природа человека.

И до «проклятого капитализма» существовала эксплуатация, на плантациях карфагенян рабов использовали куда безжалостней, чем рабочих на заводах Форда. Торговля карфагенян сельхозпродукцией была международной, как и продажа автомобилей Форда. Прибыль к карфагенянам лилась рекой, в технологиях тех времен карфагеняне не знали равных, например, в технологии быстрой и дешевой постройке кораблей для средиземноморской торговли. Так почему у карфагенян не было столь стремительного развития, как у производства Форда? Сельское хозяйство инерционно в силу сезонно-климатического цикла, оно ограничено землей доступной для обработки. Прибыль карфагенян слагалась из природных преимуществ – благоприятный климат и хорошие почвы. Карфагеняне получали природную «маржу», но изымали ее, надо отдать им должное, довольно полно, чего не скажешь о пришедших после гибели Карфагена на их земли нумидийцах.

Форд использовал не природную «маржу», а способность промышленного производства к быстрой перестройке, чего лишено сельское хозяйство (плантаторы из-за этого в ранних США для увеличения «маржи» шли даже на применение труда рабов). Форд постоянно предлагал рынку новый продукт, лучшего качества и дешевле остальных на рынке. Остановись Форд в развитии – его догонят, прибыль станет минимальной, а нет прибыли – нет возможности перестройки производства под новый продукт. Капиталистический рынок это бег в одну сторону, это все новая и новая продукция, отставшие в гонке – разоряются. Именно этим и объясняется взрывной характер перемен при наступлении капитализма, капитализм надолго стал локомотивом истории, никогда до него не наблюдалось столь стремительного прогресса. Капитализм не равновесная система, поэтому анализ его с помощью «рыночного равновесия» не адекватен.

При социализме главным стимулом шевелиться для элиты была внешняя угроза (поэтому социализм был обречен на роль догоняющего), но как только угрозу преодолели (ядерный паритет), социализм в СССР перешел в фазу сонного (развитого). Индустриализация 30-х в СССР осуществлялась как ответ на угрозу «капиталистического окружения». Но если непосредственная угроза изначально не была приоритетной, то элита могла начать реализовывать любые идеологические фантазии, как и произошло в Кампучии, что закончилось для четверти ее населения братской могилой. Так как в марксизме не предполагалось никаких стимулов для реального человека, марксисты взялись за переделку самой природы человека (отсюда и неизбежность тоталитаризма), в которую в идеале вместо жажды секса нужно встроить ген любви к марксистско-ленинской диалектике. Иначе не сработает – жажда секса разрушит любые идеалы равенства и свободы, секс и коммунизм не совместимы. Для построения коммунизма все животные страсти должны быть устранены из природы человека, а это возможно лишь путем изменения генов, т.е. насильно. Современная либеральная идеология стремительно развивается по тому же пути, либеральных глобалистов перестал устраивать реальный человек, а политкорректность «свободного мира» не уступает по тоталитарности «диктатуре пролетариата». Кризис идеологии подразумевает кризис системы, так как без кризиса системы на тонкости идеологии всем всегда абсолютно наплевать, идеология начинает массово интересовать людей, только когда реальная жизнь накреняется.

Для достижения максимума прибыли промышленники все свои средства вкладывают в производство, а на новые большие проекты занимают деньги у банкиров. Рынок это всегда риски, а не оправдавшиеся риски влекут следующие займы у банкиров. Рано или поздно долги очень многих достигают критической величины. И когда происходит сильное колебание на рынке (поводы могут быть совершенно разные, от непродуманной финансовой политики правительства – как сегодня и в 1929-м, до непродуманной таможенной политики – торговой войны, от спекуляции на бирже акулами типа Морганов, как в 1929-м, до спекуляции недвижимостью, как сегодня в США), начинается волна банкротств находящихся в зоне риска. Образуются цепочки банкротств. Крах одного предприятия не позволяет ему выполнить обязательства перед другим предприятием, занимавший этим предприятиям деньги банк не способен рассчитаться со своими вкладчиками, вкладчик не может во время погасить ссуду за дом. Банкротами становятся все. Рынок мертв. Рабочие не получая зарплат не могут купить продукцию предприятий, предприятия не продав продукции не могут платить рабочим. Ситуации в форме самозатягивающейся петли, куча самоподдерживающихся петель-удавок. В результате «кризиса задолженности» рынок на годы погружается в тяжелую депрессию.

Есть в «кризисе задолженности» всегда проигрывающая сторона, это производственники, но есть и неизменно выигрывающая сторона, крупный финансовый капитал, банкиры – мародеры, имеющие достаточно свободных средств, чтобы скупать за гроши имущество терпящих финансовое крушение. От кризиса к кризису происходит перенос влияния из производственного сектора в финансовый, в том же направлении совершается неукоснительное смещение власти, править балом начинает финансовый капитал. Они и есть главные паразиты мира капитала, финансисты, но Карл Маркс «почему-то» не заметил «главного эксплуататора». Сегодня финансисты, предчувствуя новый большой «кризис задолженности», начали очередную скупку, от объектов недвижимости до произведений искусства.

Кризис задолженности и есть ахиллесова пята капитализма, он неизбежно повторяется время от времени. Острый кризис разразился перед первой мировой войной, перед второй мировой, ожидается он и сегодня, печальное состояние экономики США ни для кого не секрет. В 70-х годах не войти в кризис помог монетаризм, мир капитала спас Милтон Фридман, виртуализация финансов привела к созданию пирамиды их пустых бумажек, но у которой промышленник всегда мог занять денег.

Как отдать долги сегодня?

Вариант 1-й. Продать больше товара.

Нужно продать как можно больше товара, а вырученные деньги отдать банкирам. О чем президент Буш просил граждан после теракта 11 сентября? Не снижать потребностей, а покупать и покупать, чтобы поддержать промышленность и не допустить экономического спада. Капитализм парадоксален. Чтобы себя хорошо чувствовать, он должен работать на других, непрерывно.

Когда говорят, что капитализм эксплуатирует аборигенов «периферии», то явно преувеличивают. Возможно, капиталисты и не «по честному или по справедливости» (как делили сундук с добром герои «Свадьбы в Малиновке») делят с аборигенами «маржу» после продажи «природных богатств», но аборигенов лично они не эксплуатируют. В карьерах «природные богатства» копают экскаваторы, экскаваторы «природные богатства» грузят на самосвалы, самосвалы перевозят «природные богатства» к танкерам, и вся эта техника изготовлена не руками аборигенов, а создана западными инженерами и рабочими. Если и используется труд аборигенов, то самый не квалифицированный, который везде стоит копейки (только в СССР грузчик получал больше инженера). Да и что такое «природные богатства принадлежат», в какой «священной книге» про это записано? Если не было крупного сильного государства, то местные племена менялись как карты в колоде, и термин «принадлежат» означает не более чем, что сегодняшнее племя пришло на территорию недавно, а до него, наверняка, многие годы там жили другие. Например, зулусы освоили Южную Африку на лет 100 раньше европейцев. Южная Африка теперь навсегда принадлежит зулусам?

Согласно трудовой теории стоимости, автором которой был английский экономист Уильям Петти, и которой придерживался Маркс, это не США эксплуатирует «периферию», а все обстоит с точностью до наоборот. «Периферия» ездит на автомобилях созданных трудом американцев, летает на построенных ими самолетах, пользуется разработанными американцами спутниковыми антеннами и компьютерами. А как еще могли всех победить «проклятые капиталисты»? Только усердно работая. Вся «прогрессивность» капитализма в наборе стимулов и правил, которые заставляют людей усердно трудиться. Разве саудовские арабы стукнули палец о палец для достижения своего уровня жизни? Они лишь лениво смотрят, как американцы добывают нефть из их недр, а взамен привозят им шикарные лимузины, яхты, самолеты. Что на этот счет говорит трудовая теория стоимости? Какова «по честному или по справедливости» доля арабов? Зато духовности и веры у феодально-криминальных паразитов хоть отбавляй. Стремительно и мы превращаемся из нации созидателей в нацию «трубяных паразитов», вместо которой другие будут строить нефтяные вышки и тянуть трубопроводы, а мы сами будем лишь сидеть на трубе и рассуждать с попами о духовности и об эксплуатации нас «проклятыми капиталистами». Но надолго ли такое положение сохранится? Паразитов могут и постряхивать с труб.

В чем настоящие грехи капиталистов? Запад поддержит любой криминальный режим (например, «режим Ельцина» или «демократию Ходорковского»), который им предложит более выгодные условия дележки «маржи» от «природных богатств». В отличии от самодостаточности социализма, и это самое главное, капитализму выгодна окружающая отсталость.

Идеальная коммерция для капиталиста – обмен голландцев с «глупыми зулусами». Зулус получал нож или другую примитивную утварь, а голландец получал взамен совершенно не нужные зулусу камешки – алмазы. Индию англосаксы превратили в аграрно-сырьевой придаток, вывозя оттуда продукцию сельского хозяйства по принудительно низким ценам, а ввозя туда промышленную продукцию, предварительно удавив все местное производство. Испанцы запрещали на территории современной Аргентины производить «шёлковые и хл.-бум. ткани, оливковое масло и вино», все это нужно было покупать только у Испании. Уроженцам колоний было запрещено заниматься мореплаваньем. Португальцы запрещали в Бразилии производить «пшеницу, растительное масло и вино», все это бразильцы покупали у португальцев. И уж тем более в Бразилии было запрещено кораблестроение и книгопечатанье. Не только англосаксы, но и испанцы, португальцы, целенаправленно держали колонии в отсталом экономическом состоянии. Не сегодня выдуман запрет на передачу технологий, это старая колониальная практика.

Западу очень желателен зулусский вариант, так как ему нужен рынок для своих товаров. Но зулус, получив один нож, прекращает нуждаться в ножах, у зулуса мало потребностей. Есть вариант гавайских вождей (американцы покупали у вождей сандаловое дерево, которое затем сжигали китайцы на могилах своих предков, отгоняя злых духов, а взамен отдавали американцам чай, который у европейцев пользовался огромным спросом). Толстые гавайские вожди меняли сандаловое дерево на все что угодно, лишь бы этого не было у соседнего вождя, пусть это будет хоть «баржа «Клеопатра» – богато отделанное протекающее судно» (торговля американцев с гавайскими вождями красочно описана в «Космология капитализма: транстихоокеанский сектор «мировой системы»», Marshall Sahlins). Но гавайские вожди вымирающий вид, а плодятся люди с потребностями зулусов (в 19-м веке, после прихода американцев на Гавайи, количество местных аборигенов уменьшилось с 300 тысяч до 30 тысяч, а сегодня их и вовсе с десяток тысяч).

После продажи ножа одному зулусу, нужен другой зулус, нужны все новые и новые зулусы. Трагедия Запада в том, что возможность расширения рынка исчерпана, так как рынок поглотил весь мир. Рынок «статусных потребностей» (гавайских) сдует при первых признаках не стабильности, на него мало надежды. Рынок «ширпотреба» (зулусский) стал захватывать Китай, если уже не захватил.

Хороший вариант – продать побольше танков и ракет военным, но тогда нужна война. Можно начать осваивать Луну или Марс, но рано или поздно эту аферу прикроют, так как на вопрос – «социальные программы или Марс?», избалованный западный избиратель наверняка ответит – «социальные программы!».

Продать больше товара и отдать деньги банкирам не получится. Нужно искать другие варианты.

Вариант 2-й. Занять еще денег.

Что только не рекламирует американская промышленность, чтобы привлечь в себя еще и еще средств, еще и еще инвестиций. «Изменяющие мир» компьютерные технологии добавили головной боли родитескачать dle 10.6фильмы бесплатно

Ключевые теги: урок политинформации, корпоративное самоубийство, война за прибыль
Другие новости по теме:
Просмотрено: 1 936 раз

Популярные статьи:
    Облако тегов: